Васильевский Михаил Николаевич

Васильевский Михаил Николаевич (6 ноября 1873, с. Васильевка Керенского уезда Пензенской губернии – после 1932) – церковный деятель, исследователь старообрядчества. Из семьи диакона.

Окончил Пензенскую духовную семинарию (1895), затем КазДА (1899) со степенью кандидата богословия за сочинение «Правительственные отношения к расколу в царствование императора Николая I».

В 1899-1900 годах являлся профессорским стипендиатом по кафедре истории и обличения русского раскола старообрядчества, был учеником профессора Н.И. Ивановского. В 1900 году за курсовое сочинение советом КазДА удостоен студенческой премии им. митр. Литовского Иосифа.

13 августа 1900 года назначен казанским епархиальным противораскольническим и противосектантским миссионером (исполнял эту должность до 16 августа 1911), активно участвовал в полемических беседах со старообрядцами.

В 1903 году читал лекции на церковно-учительских курсах в Казани о миссионерском значении церковной школы. В 1900-1908 годах по приглашению нижегородского братства Честного Креста принимал участие в собеседованиях со старообрядцами во время ежегодных Макарьевских ярмарок в Н. Новгороде.

В 1906 году по приглашению омского епархиального начальства читал лекции и руководил занятиями на пастырских миссионерских курсах в Омске. В 1906 году опубликовал в журнале «Церковно-общественная жизнь» статью «К вопросу об единоверческом епископе», в которой отстаивал необходимость учреждения самостоятельных единоверческих кафедр. Тезисы статьи были использованы при обсуждении вопроса о единоверческом епископате на Предсоборном присутствии РПЦ (1906).

В 1907 году принимал участие в областном Нижегородском миссионерском съезде, в 1908 году – в подготовительной комиссии IV Киевского всероссийского миссионерского съезда. C 20 января 1908 года являлся членом Гурия Казанского свт. братства, с 17 января 1914 года – председателем противораскольнического отдела братства.

Во исполнение указа Святейшего Синода от 27 ноября 1909 года о мерах для противодействия сектантскому натиску на Православную Церковь составил в 1910 году для преподавания в церковных школах дополнительное пособие по Закону Божию, которое было введено в церковноприходских школах и земских училищах. Проводил экспертизы сект: Иеговы свидетелей и «Нового Израиля» (по просьбе Владикавказского окружного суда), хлыстов (по просьбе Симбирского окружного суда), а также странников – б еспоповского старообрядческого согласия (по просьбе Казанского окружного суда)

3 февр. 1911 года после ухода из КазДА Ивановского был избран на кафедру истории и обличения русского раскола. 16 августа 1911 года утвержден Синодом в звании исполняющего должность доцента, со 2 сентября доцент академии.

2 апреля 1915 года защитил магистерскую диссертацию «Государственная система отношений к старообрядческому расколу в царствование императора Николая I», в которой наряду с исследованием государственной политики в отношении старообрядцев проанализировал статистические данные о числе приверженцев «старой веры».

Исследователь полагал, что раскол является прежде всего религиозной болезнью, радикальное излечение которой могло быть достигнуто только «духовно-просветительными мерами Церкви, а не репрессалиями государственной власти».

4 ноября 1915 года был назначен сверхштатным экстраординарным профессором КазДА, 30 января 1916 года – штатным экстраординарным профессором.

13 июля-1 августа 1917 года участвовал в заседаниях Предсоборного совета, Синод назначил его членом Всероссийского Поместного Собора. На Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 годов особенно активно участвовал в обсуждении законопроекта о единоверии и рукоположении для единоверцев особого епископа, критиковал Положение о единоверии 1800 года, возражал против именования единоверцев «раскольниками».

Доказывая допустимость отдельного епископа для единоверцев и возможность сосуществования на одной территории православной и единоверческой епархий, ссылался на примеры из истории древней Церкви: обрезание ап. Павлом ап. Тимофея ради иудеохристиан, существование в Антиохии Сирийской 2 епископов (сщмч.Игнатия Богоносца – для христиан из язычников, Еводия – для христиан из иудеев).

Многие из предложений Васильевского были учтены в «Определении Священного Собора Православной Российской Церкви о единоверии», принятом 7 марта 1918 года. С 13 мая 1918 года он являлся членом комиссии для защиты в гражданских учреждениях интересов Церкви, церковного достояния и служащих в Церкви лиц, участвовал в защите прав арестованного духовенства, добивался освобождения из тюрем священнослужителей.

14-22 июня 1918 года в качестве члена Поместного Собора присутствовал на Казанском чрезвычайном епархиальном собрании, сделал доклад о решениях Собора в вопросах устроения церковноприходской жизни и церковного прихода.

С 21 сентября 1918 года – член Казанского епархиального совета (избран 19 июня). После того как КазДА была выселена из своих зданий, продолжал читать лекции у себя на квартире, участвовал в попытках легализации КазДА как «частного учебного заведения» и получения академией статуса юридического лица.

В марте 1921 года был арестован вместе с ректором КазДА Чистопольским еп. сщмч. Анатолием (Грисюком) и еще 18 преподавателями академии. Все они были обвинены в нарушении декрета ВЦИК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» и содержании незарегистрированного учреждения.

5 октября 1921 года преподаватели были освобождены с приговором 1 год заключения условно. 20 ноября 1921 года Васильевский участвовал в собрании по учреждению Богословского института, в котором преподавал в течение 1922 года. В 1918-1929 годах также работал в различных советских учреждениях.

31 августа 1930 года был арестован, помещен в Казанский пересыльный дом по делу о «контрреволюционной, религиозно-монархической организации филиала контрреволюционного центра «Истинноправославная Церковь» в ТАССР». Обвинялся в том, что на квартире профессора В.И. Несмелова вместе с бывшими преподавателями КазДА И.М. Покровским, Е.Я. Полянским и другими «участвовал в антисоветской обработке студенчества, распространении воззваний митрополита Кирилла (Смирнова) и обсуждении методов борьбы с Соввластью». Виновным себя не признал.

Постановлением особого совещания при Коллегии ОГПУ от 5 января 1932 года осужден к ссылке в Казахстан на 3 года. Дальнейшая судьба неизвестна.