Николай (Позднев)

ПоздневНиколай, епископ Балашовский (в миру Петр Алексеевич Позднев; 1853, село Слободка Астраханской губернии – 1 сентября 1934, Москва)

Родился в семье псаломщика. Окончил Саратовскую духовную семинарию, Казанскую духовную академию (1879) со степенью кандидата богословия. Магистр богословия (1886; тема диссертации: «Дервиши в мусульманском мире»).

С 1879 года – заведующий Самарским городским туземным училищем.

С 24 сентября 1882 года – преподаватель латинского, греческого и татарского языков в Оренбургском духовном училище, а затем логики и философии в Оренбургской духовной семинарии. Автор ряда работ, в том числе «Краткой исторической записки об оренбургской епархии» (Оренбург, 1884) и статей об исламе.

С 21 октября 1887 года – смотритель Пензенского духовного училища.

С 5 сентября 1894 года – ректор Пензенской духовной семинарии. В 1906 году во время студенческих волнений в период первой русской революции на него было совершено покушение.

С 19 декабря 1906 года – настоятель Свято-Троицкой соборной церкви города Балашова и благочинный городских церквей.

С марта 1907 года – священник церкви Вознесения Господня в Саратове.

В 1910-1921 годах – настоятель кафедрального Александро-Невского собора Саратова в сане протоиерея. Также был председателем Саратовского отдела епархиального училищного совета, Саратовского православного миссионерского общества и совета Саратовского Ионникеевского епархиального училища, цензор проповедей.

В 1921 году овдовел и был пострижен в монашество.

С 11 июля 1921 года – епископ Балашовской, викарий Саратовской епархии, настоятель Спасо-Преображенского мужского монастыря в города Саратове.

В 1922 году уклонился в обновленчество и 28 сентября 1922 года стал обновленческим архиепископом Саратовским.

В 1923 году, по его собственным словам, разочаровался в обновленчестве. Но и в Патриаршую церковь не вернулся, так как его недовольство вызывали разделения и раздоры, которыми живут и занимаются сторонники Патриаршества и живоцерковцы в Господствующей Российской церкви. Однако известно его обращение в обновленческий синод от 28 октября 1923, в котором говорилось: «Ввиду крайне тяжелых душевно-нравственных и материальных обстоятельств, сложившихся в моей жизни в настоящее время, вследствие желания моих врагов удалить меня с занимаемого мною места, покорнейше прошу Священный Синод разрешить мне перейти в сущем сане к староверам-старообрядцам, приемлющим священство от Православной Церкви, чтобы объединить всех раскольников и сблизить их с Св. Православною Церковию Христовой. О сем просит меня усиленно существующая у всех староверов в России в настоящее время специальная комиссия по отысканию для них канонически законного епископа. К сему имею долг присовокупить, что я даю обязательство до конца дней моей земной жизни пребывать в каноническом общении с Священным Синодом».
Однако обновленческий Синод на своем заседании 29 октября 1923 года выдвинул неприемлемые для старообрядцев условия присоединения к ним владыки Николая – в частности, не должно быть допущено со стороны старообрядцев никакого чиноприемства над Епископом Николаем (тогда как старообрядцы настаивали на его приеме через миропомазание). Тогда владыка Николай принял решение присоединиться к старообрядцам на их условиях.

4 ноября 1923 года в Саратове он был принят в старообрядчество священником Николой Тихомировым вторым чином (через миропомазание) в сане архиепископа. С этого времени он именовался не Николаем, а Николою, как принято у старообрядцев. Обновленческий Синод в ответ запретил его в служении (27 ноября 1923).

Владыка Андрей (Ухтомский), убежденный сторонник диалога Русской православной церкви со старообрядцами, резко негативно отзывался о деятельности архиепископа Николы:
«В 1922 году явилась «Живая церковь»; и среди живоцерковников оказался викарный Саратовский епископ Николай Позднев, бывший ректор Саратовской духовной семинарии. Этот недостойный старик так, наконец, возмутил всех своим предательским поведением по отношению к своему главному епископу, что его саратовцы выгнали. Тогда он решил стать старообрядцем; а беглопоповцы до такой степени потеряли смысл церковности, что приняли его в качестве своего «главы». Такова стойкость в убеждениях у бывших ученых воспитателей «никонианского» юношества! И таково непонимание церковной жизни у сменившихся, новых руководителей беглопоповства, которые отвергли белокриницкого митр. Амвросия, старца несомненно честного, и сделали главою своей иерархии человека заведомо бесчестного».

19 декабря 1923 года собрание старообрядцев, прошедшее в Саратове, признало его прием законным и избрало архиепископа Николу председателем Духовного совета. С этого времени он именовался архиепископом Московским, Саратовским и всея России древлеправославных христиан.

В 1924 году архиепископ Никола выступил с докладом на Всероссийском соборе Древлеправославной церкви в Москве, в котором, в частности, сказал:
«Я убедился в душе, что Истина и Правда Христова содержатся и хранятся в чистоте, святости, не поврежденности и не изменяемости только у одних старообрядцев, приемлющих священство от господствующей церкви Российской, что только они ненарушимо и твердо хранят и исполняют все древлеправославные канонические правила».

В том же году он в сослужении древлеправославного духовенства сварил новое миро.

В 1929 году после перехода к Древлеправославной церкви епископа Стефана (Расторгуева) появилась возможность рукополагать новых архиереев (по каноническим правилам, епископа могут рукополагать два или три архиерея). В том же году владыки Никола и Стефан совершили хиротонию епископа Пансофия (Ивлиева).

Архиепископ Никола скончался 1 сентября 1934 года. Похоронен на Рогожском кладбище в Москве.