Митрополит Серафим: «Важно вовлекать молодежь в миссионерскую работу»

Накануне дня православной молодежи, 15 февраля, митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим в интервью Дмитрию Инюшкину (программа «Тема дня» на телеканале «Экспресс») поделился своим видением этого праздника.

— Здравствуйте, владыка! 15 февраля отмечается день православной молодежи. Для меня не до конца понятно, кто же в этот день являются главными виновниками праздника. Владыка, а какой смысл Вы вкладываете в эти два слова – православная молодежь?

— Да, действительно, это один из самых сложных вопросов, потому что нельзя по каким-то внешним признакам определить, православен человек или нет. Но, с другой стороны, если говорить общим языком, – этот праздник касается всех людей, которые обращены к православной вере и находятся в возрасте до 30 лет.

Всё это православная молодежь, но она, на самом деле, многолика. Есть только небольшая часть людей, которые воцерковлены, постоянно посещают храм и участвуют в жизни Церкви. У нас есть свое православное движение молодежи земли Пензенской, при каждом храме созданы активы. Эта часть для Церкви – ядро православной молодежи.

— Вы сказали, что количество воцерковленных людей среди молодежи – небольшое. С чем это связано? С тем, что это – молодежь?

— Нет. Это связано с тем, что у нас такое общество.

— Но не с возрастом?

— Нет. Если мы возьмем статистику, то прихожанами наших храмов являются 1-2 процента от всех тех, кто заявляют себя, как православные, и, по крайней мере, являются людьми крещеными.

Если я не ошибаюсь, около 80 процентов россиян говорят, что они крещены в Православной Церкви, но если мы посчитаем тех людей, которые приходят в наши храмы, то это 1-2 процента. Примерно такая же составляющая и среди молодежи.

Кроме того, есть немалая часть людей молодых, которые считают себя православными и отстаивают какие-то православные принципы. Как это сейчас принято говорить, они очень продвинуты, потому что хорошо информированы, очень много знают о Православии и читали Священное Писание и, может быть, даже хорошо знакомы с вероучением. Однако тех, кто постоянно посещают храм, среди них мало.

— Но Вы встречали таких людей, про которых можно сказать: да, это праздник для них – 15 февраля, день православной молодежи?

— Я скажу просто: я надеюсь, что этот праздник – для всех тех, кто себя относит к Православию. И даже для тех, кто узнает о дне православной молодежи из только этого интервью.

Дело в том, что появление этого дня неслучайно: это день двунадесятого праздника Сретения Господня. Само установление дня православной молодежи произошло не так давно, он зародился среди русских людей в рассеянии, в Зарубежной Церкви. А когда появилась относительная свобода для Церкви в начале 90-х, и в России стали задумываться о том, что нужно работать с молодежью. И Сретение (по словам покойного Патриарха Алексея II, – встреча молодой души с Богом) стало всецерковным днем православной молодежи.

— Вы сказали о работе с молодежью. Но возлагается ли какая-то часть работы на саму православную молодежь (можно даже назвать ее пропагандой)?

— В Церкви мы называем это миссионерской работой. И, конечно, когда приходит священник в молодую среду, среду молодежи, с огромным количеством субкультур, порой специфических, – ему порой очень сложно найти контакт, сложно найти общие темы для разговора. Поэтому важно вовлечение в миссионерскую работу самого молодого человека, который знает изнутри жизнь этих субкультур, который может говорить на свойственном этим людям языке, очень важно.

— Но, мне кажется, это нелепо – общаться на языке молодежи. К примеру, в Интернете я столкнулся с православным рэпом – мне кажется, звучит это не очень хорошо.

— Все постигается методом проб и ошибок. И я не говорю, что, общаясь на языке молодежи, нужно использовать их сленг. Ведь иногда в разговоре не нужно слов. Довольно понимающего взгляда или какого-то жеста, чтобы понять, что человек тебе близок. В этом смысле я и употребляю выражение «язык молодежи». Потому что я тоже противник того, чтобы священнослужители вставляли в свою речь разные модные интересные словечки. Такие методы будут смешными в глазах самой молодежи

— У нас в епархии, кстати, много молодых священников?

— У нас духовенство в основном молодое, до 40 лет. И это с одной стороны хорошо, а с другой – не очень.

— От Вас очень интересно услышать такое суждение, потому что, когда поступила новость, что Вы становитесь митрополитом Пензенским и Нижнеломовским, то в каждом втором случае говорили, что Вы – самый молодой человек в этом сане. Вам с этой точки зрения проще говорить с людьми молодыми?

— Вряд ли. На самом деле, молодость священнослужителя – это не всегда хорошо. Что греха таить, когда человек приходит в церковь и хочет раскрыть свою душу, то скорее он пойдет, конечно, к человеку более опытному, который уже убелен сединами и который знает ответы на многие жизненные вопросы.

Но, с другой стороны, в своих преклонных летах человек совершенно по-другому на все смотрит, по-другому все оценивает. К молодому священнику есть некое недоверие, но зато у него открываются дополнительные возможности работы с молодым поколением. Молодой батюшка для молодежи открыт, потому что он сам только что закончил университет либо семинарию. Собственно говоря, он из той же самой молодежной среды.

— 15 февраля – это не только праздник православной молодежи, это праздник Сретения, а «сретение» означает «встреча». Вы видите в этом дополнительный смысл?

— Я думаю, дополнительного смысла и не нужно искать, ведь церковная традиция настолько богата, что искать что-то принципиально новое в ней незачем. Скорее, мы должны открывать те истоки, которые заложены в этом празднике. То, что день православной молодежи приурочен к Сретению Господню, – лишь подтверждение того, что любой православный праздник, любое православное торжество, которое есть в Церкви, дополняется со временем каким-то новым смыслом.