Митрополит Серафим: «Пост для человека — весна покаяния, весна очищения, весна обновления»

Слово митрополита Пензенского и Нижнеломовского Серафима после литургии в Нижнеломовском Казанском мужском монастыре

Дорогие братья и сестры!

Я сегодня неслучайно приехал в ваш монастырь для того, чтобы совершить здесь службу, ведь сегодняшняя суббота перед великими днями Святой Четыредесятницы посвящена всем преподобным отцам, которые подвязались в постничестве. А это неисчислимое количество подвижников веры и благочестия, начиная от первых пустынножителей, которые уходили из мира для того, чтобы посвятить все свое время посту и молитве, по Евангельской заповеди: в ней Господь каждому говорит из нас, что род сей лукавый и прелюбодейный побеждается только постом и молитвой. Избрав этот благой для себя подвиг, преподобные отцы уходили в пустыни, в леса, в болотистые места, туда, где их не могли найти обычные жители, и там, в этих уединенных местах, они полностью себя предавали подвигу поста и молитвы.

Кроме Евангельского примера перед нами сегодня ставится пример преподобных отцов. Мы помним, прежде всего, о жизни таких подвижников веры и благочестия из жития преподобной Марии Египетской. Этот пример больше связан не с самой преподобной, а с тем старцем Зосимой, которому Господь судил увидеть избранников Божиих. Живя в монастыре по древнему уставу, после совершения Божественной литургии, попрощавшись друг с другом, они все уходили в пустыню, вплоть до праздника Входа Господня в Иерусалим. И в этой пустыне никто не знал, кто и как подвязался, что и что ел, сколько спал и где он проводил вообще свое время. В обители не было даже помысла о том, чтобы спрашивать друг друга, как он провел это время. Это отголоски того египетского пустынножительства, которым прославились такие преподобные, как авва Антоний и многие другие.

Сегодня, когда мы, вспоминая эти подвиги и читая их со страниц жития, не можем не предаваться умилению, и нам хочется затвориться от всего, чтобы хотя бы один день или несколько часов посвятить уединенной молитве. Но, к сожалению, так уж мы с вами устроены, братья и сестры, отягощенные заботами и искушениями сего мира, что для нас и это становится очень сложным. При всем том, Господь предлагает нам возможность такого уединения, предлагает нам возможность такой сильной молитвы — в дни Святой Четыредесятницы, когда усугубляется количество поклонов в храмах, когда продолжительнее богослужения, когда мы стремимся с вами к тому, чтобы всей душой и своим сердцем принять слова Великого покаянного канона Андрея Критского, слова других богослужебных последований, которые направлены исправить нашу человеческую жизнь.

Не случайно для человека пост называется весной. Весной покаяния, весной очищения и, прежде всего, весной обновления. Как и природа, проснувшись от глубокого зимнего сна, начинает пробуждаться, — так же и человеческая душа, потемненная грехом, умерщвленная человеческими страстями, оживает вновь, чтобы прославлять Имя Божие, для того, чтобы быть ближе к Богу.

Я желаю всем вам, — прежде всего, конечно, братии обители, — чтобы Господь ваш подвиг в Святой Четыредесятнице укрепил, в молитвенном стоянии и в любви друг к другу. Ведь для каждого из нас соблюдение поста и многочисленное количество поклонов — это еще ничто без любви. Как говорит апостол Павел, если среди нас не будет любви и мы сами не будем показывать, что мы ученики Христовы, которые любят друг друга, — все наши молитвословия и все наши поклоны ущербны, и нет никакого в том подвига, если мы не научимся прощать, понимать и уважать друг друга. Всем вам в преддверии Великого поста этого и желаю, чтобы Господь умудрил вас и за этот пост сподобил отказаться от чего-либо греховного, сделаться более чистыми, более близкими к Богу. Дай Бог, чтобы Господь молитвами Церкви укрепил всех нас. И чтобы Таинства, в которых мы будем участвовать — Таинство покаяния, приобщение Святых Христовых Тайн и многие другие, послужили в очищение наших с вами человеческих душ.

Храни всех вас Господь, дорогие братья и сестры!