Участники молодежного общества «Покров» встретились с ветераном Великой Отечественной войны Александром Балакшиным

В очередной раз молодежное общество «Покров» при Покровском архиерейском соборе города Пензы провело встречу с ветераном Великой Отечественной войны Балакшиным Александром Борисовичем.

Напомним, что Александр Борисович является автором более 100 печатных изданий. Именно в ходе этой встречи он решил посвятить ребят в свою исследовательскую работу, над которой трудится уже несколько лет — у ветерана есть своя гипотеза о происхождении известного полководца Александра Суворова.

«Генеральным писарем Преображенского и Семеновского полков был Иван Суворов, в доме которого неоднократно гостевал Петр I. Император настолько уважал энергичного и исполнительного Ивана Григорьевича, что в 1705 году стал крестным отцом его сына Василия и подарил крестнику зажиточное село Маровка (сегодня Суворово Лунинского района). Но поскольку новорожденный не мог пользоваться имением, в документах указали имя отца. Отсюда и пошла легенда о подарке Ивану, а не крестнику.

В 1722-м, через 7 лет после смерти отца, Василия Суворова определяют в денщики Петра. В конце 1720-х прапорщик Василий Суворов женился на дочери дьяка Феодосия Манукова Авдотье и получил в приданое большой каменный дом в Москве на Арбате возле церкви Николая Явленного. 13 ноября 1729 года у четы родился сын Александр, только вот почему-то событие это и в полку, и в соседнем храме осталось абсолютно незамеченным», — начал свой рассказ Александр Балакшин.

По словам ветерана, офицер не мог скрыть от однополчан рождение сына — обязательно бы закатил пир. Да и в церковной книге осталась бы запись о крещении младенца. Так рассказчик пришел к выводу, что молодой жены в Москве просто не было. Возникает вопрос, где же она родила сына?

«Известно, что мать Александра Суворова умерла после тяжелых родов младшей дочери в 1744-м. Потому можно предположить, что и первая беременность протекала тяжело. Помогут ли жене прапорщика врачи-немцы? – настаивает на своей версии Александр Борисович. — Вот и вспомнил Василий Иванович о подарке крестного отца Петра I и увез супругу в Маровку, где, возможно, и родился на свет Александр! 

В селе бабки-няньки-знахарки выходили младенца, поставили на ноги. И спустя несколько лет мальчик вместе с матерью приехал в Москву. Примечательно, что когда в 1775-м у Суворова родилась дочь, кормилиц и няню для нее он вызвал именно из Маровки!»

После взятия в 1790 году турецкой крепости Измаил Суворов стал жертвой придворных интриг. За беспримерный подвиг его отблагодарили лишь тем, что возвели в звание гвардии подполковника Преображенского полка и… отправили укреплять финскую границу. 

«И Александр Васильевич устремляется туда, где можно смягчить душевные раны, – продолжает Александр Балакшин. — Он едет в Маровку. В 1791-м настало время отдать сыновний долг матери и Суворов закладывает величественный каменный храм во имя Владимирской иконы Божией Матери в том селе, где родился.

Показателен и тот факт, что в 1900 году, когда Россия отмечала 100-летие со дня смерти генералиссимуса, только в двух местах авторитетнейшей Суворовской комиссией были открыты ему памятники: в Маровке-Суворове и Петербурге! Возможно, 120 лет назад были известны какие-то другие источники относительно рождения Александра Васильевича…»