Митрополит Серафим: «В эти Пасхальные дни Господь преподал нам важные уроки деятельной любви»

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим дал традиционное пасхальное интервью корреспонденту ГТРК «Пенза», председателю издательского отдела Пензенской епархии и главному редактору журнала «Пензенские епархиальные ведомости» Евгению Белохвостикову, в котором рассказал о том, с какими чувствами встречали верующие Светлое Христово Воскресение в сложившейся непростой ситуации, какие уроки должны вынести христиане из нынешнего кризиса и как с пользой для души провести Светлую седмицу, не имея возможности посетить храм.

Владыка, Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

Начать беседу мне бы хотелось с цитаты из проповеди святителя Филарета Московского. Он говорит: «Надо ли основать веру, сотворить надежду, воспламенить любовь, просветить мудрость, окрылить молитву, низвести благодать, уничтожить бедствие, смерть, зло, дать жизненность жизни, сделать, чтобы блаженство было не мечтой, но существенностью, слава не призраком, но вечной молнией вечного света, все озаряющей и никого не поражающей, на все это найдется довольно силы в двух чудодейственных словах: Христос воскресе!»

Прибавить здесь, действительно, нечего, и вроде бы для христианина здесь нет ничего сомнительного в том, что слова «Христос воскресе!» могут уничтожить бедствие и смерть. Но все же в очень непростой ситуации мы встречаем нынешнюю Пасху, и с такой же ли светлой радостью, как и все прошлые годы?

– Да, безусловно, жизненные обстоятельства не могут не влиять на человеческие чувства, человеческий разум, и то, что эту Пасху мы встречаем во время карантина, – это, конечно, сказалось и на священнослужителях, и на мирянах, потому что большинство мирян в эти дни не смогли посетить храмы, как это было принято у них в течение всей жизни. Многие справляли эту Пасху дома – кто-то при трансляции Патриаршего или других богослужений, кто-то в своей собственной келейной молитве. Но, на самом деле, я считаю, что это наполнило нашу жизнь и наше человеческое сознание совершенно новыми ощущениями, – потому что, с одной стороны, многие себя почувствовали среди тех тайных христиан, которые были во время гонений и которые тоже не могли собираться в эти дни всегда на общественные богослужения. С другой стороны, это есть некое испытание нашей веры. По слову Предстоятеля нашей Церкви, в чем-то мы должны были явить образ тех пустынников и затворников во главе с преподобными Марией Египетской и Иоанном Лествичником, которые в течение многих десятилетий провели в пустыне и так же, как и мы сегодня, справляли Пасху в уединении. Поэтому, безусловно, радость эту никто не может от нас отнять (Ин. 16, 22), как говорит апостол Иоанн Богослов, – даже те жизненные обстоятельства, в которые мы сегодня поставлены. Одни ли мы молились или благодаря телевизионной или интернет-трансляции, либо находились в храме – для всех нас это одна радость, которой мы сегодня объединены.

Можно ли сказать, что такие экстремальные обстоятельства это в некотором смысле проверка нашей стойкости в вере, проверка, готовы ли мы вверить Богу свою жизнь и свое здоровье?

– Конечно, я думаю, что и для верующих, и для неверующих это стало большим испытанием и, наверное, поводом для пересмотра всех жизненных ценностей. Для христиан это тоже стало сложной задачей, которую надо было решить для себя, потому что я представляю, что во время Страстной седмицы и Пасхальной седмицы у многих был соблазн пойти в храм, невзирая ни на что, и веря: Господь меня убережет. Но с другой стороны, мы всегда призывали людей проявлять христианскую любовь и думать не только о себе, но и о тех, кто их окружает, потому что эта зараза, которая уже унесла очень много жизней по всей земле, – дает нам возможность задуматься над тем, какую в принципе мы сами вносим лепту в наше общее созидание здоровья, жизни. И, конечно, для христиан было очень важно проявить эту любовь к своим ближним и, невзирая на эти очень торжественные богослужения, оставаться дома и в домашней келейной молитве быть участником этих торжеств.

В эти дни и недели участились и антицерковные высказывания. Причем люди, которые недавно еще говорили, что храмы всё равно стоят пустые, зачем их столько построили, теперь нам говорят: храм это главный источник заразы, там как раз все люди скапливаются, оттуда всё и пошло. Почему так? Откуда это желание всегда и во всем обвинить Церковь? Такая же логика, как и во времена Древнего Рима: нет дождя – причина христиане?

– Вы знаете, всегда есть и будут люди, которые чем-то недовольны, в том числе и недовольны Церковью. Я не говорю, что мы совершенно не обращаем на них внимания. Но мы, конечно, свои слова проповеди и свои богослужения, прежде всего, направляем к народу верующему. Верующий христианин не будет бросаться такими фразами, поскольку это уничтожает основы той веры, на которых он стоит. А те люди, которые имеют желание во всех ситуациях обвинять Церковь и христианство, – для них, действительно, что бы ни случалось и ни происходило, церковное общество всегда будет виновато. Я считаю, что мы не имеем права нашим критикам закрывать рот или что-либо противопоставлять, и сам не собираюсь этого делать. Не сказал бы, что в последнее время появился какой-то новый шквал всего этого. Это продолжалось и в совершенно спокойные времена, когда многие заявляли нам: «Для чего вы строите храмы? В них никто не ходит». А теперь заявляют: «Почему вас так много собирается в храмах?». Конечно, эта проблема для нас несуществующая, – поскольку эти люди не позиционируют себя как христиане, то, собственно говоря, Церковь и не должна отвечать на их критику. Мы никого не загоняем в храм, никого из него не изгоняем, и о том, что говорят критики, можно сказать единственное – приди и виждь (Ин. 1, 46), сам проверь и тогда делай какие-то выводы о том, что является полезным для человека в церкви и что является опасным.

Поэтому я не хотел бы на этом особенно внимание заострять и говорить, что в это время обострились критические ситуации. Я бы вообще сказал, что это время Господь нам послал для того, чтобы мы увидели свои язвы, свои греховные наклонности, поступки, страсти, которые в это тяжелое время обнажились и у нас, христиан, и во всем обществе. Поэтому вот это, наверное, самое важное – какими мы выйдем из этого кризиса, что с нами будет. Я считаю, что нашему христианскому обществу Господь преподал в эти дни очень значимые и важные уроки. Прежде всего, уроки деятельной любви. Не на словах ли она? Не вся ли она состоит в том, что мы только заявляем, что любим друг друга? Готовы ли мы переносить все тяготы и критику, который нас поливают? Это, наверное, самое главное, с чем мы должны из этого времени выйти. Дай Бог, чтобы каждый из нас сделал правильные выводы в соответствии с тем Евангельским учением, которое принес Воскресший Господь.

– И в более тяжелые времена приходилось встречать Пасху. Например, во время Великой Отечественной войны. Через три недели мы будем праздновать 75-летие Великой Победы, и в связи с этим хочется вспомнить, насколько в разгромленном состоянии Церковь встретила начало войны, но в первый же день заняла однозначную позицию и сделала для Победы очень немало, опять же с учетом того, в каком состоянии на тот момент находилась. Это тоже такой урок стойкости наших предшественников?

– Я, наверное, не могу судить об этом объективно, потому что я – человек уже совершенно другого поколения, и только мои деды и прадеды участвовали в войне. Но как мне кажется, это было поколение, воспитанное в совершенно других приоритетах и, невзирая на то, что Церковь к началу войны в течение уже долгого времени, 30-ти лет, была постоянно в гонениях, нельзя сказать, что это какой-то парадокс, что Церковь заняла такую правильную позицию. Церковь никогда не противопоставляла себя народу и даже не противопоставляла себя тому государству, которое было богоборческим в то время, но всегда старалась поддерживать диалог и с народом, и с государственной властью. Поэтому, безусловно, когда местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий обратился к народу с воззванием положить все на то, чтобы Советским Союзом была одержана победа, – в этих словах был не призыв поддержки власти или режима, это был призыв в поддержку своей Родины, каждый из нас обязаны встать на ее защиту.

Не будем далеко ходить: в нашей Пензенской области действовали тогда всего лишь два храма: святителя Митрофана в городе Пензе и Казанская церковь в Кузнецке. И судя по тому, сколько эти храмы собрали средств, сколько они перечислили на победу, сколько делали для того, чтобы воодушевлять людей, поддерживать их, особенно тех, кто остался вдовами, сиротами, – это невозможно нам сегодня оценить, это общий вклад в общую Победу.

Дай Бог, чтобы этот образец любви к своей Родине, несмотря на религиозные воззрения и убеждения, любовь к своей Отчизне, невзирая на то, нравится сейчас строй, в котором мы живем, или не нравится, – он сохранялся во всех последующих поколениях. И чтобы не высказана была какая-то обида – я не буду воевать за свою Родину, потому что то-то и то-то мне не нравится. Ощущение Родины в сердце каждого человека – это, действительно, святое, и наши предки это показали. Ведь не только Церковь была гонима, но и интеллигенция была уничтожена, среднее сословие крестьянское тоже было уничтожено, и невзирая на все это, люди не озлобились, хотя для этого была масса причин, но в трудную минуту встали на защиту своей Родины. И это – та великая любовь, которая призывает человека положить жизнь за друзей своих (Ин. 15, 13).

У святителя Иннокентия Пензенского есть такая фраза: «Боящийся Бога не боится ничего человеческого». Но ведь сейчас у многих людей, даже у богобоязненных, есть страх перед неизвестностью, за жизнь и здоровье своих близких. Как его преодолеть?

– Страх этот – вполне естественный, потому что мы видим, насколько тяжело пронеслась эта эпидемия по всему миру, сколько жертв, и сейчас, в период всеобщей глобализации, когда информируемость на очень высоком уровне, – это, безусловно, страшит людей. Но я хотел бы сказать словами Священного Писания, когда Господь говорит: те, кто веруют в Меня, даже если умрут, оживут (Ин. 11, 25). Он говорит о всеобщем Воскресении. Поэтому христианину очень важно понимать и чувствовать, что от коронавируса, от другой какой-то инфекции или даже не от инфекции, – ему рано или поздно все равно придется умереть и предстать перед Судом Божиим. И всё то, чем мы живем, чем мы занимаемся, – всё в руках Божиих, и мы не знаем, когда будет этот призыв к вечной жизни: сегодня, завтра или спустя много лет. Все мы должны прекрасно понимать, что боязнь должна состоять не в том – заразимся мы этим, переболеем или умрем от этого, а боязнь христианина, прежде всего, должна состоять в том, что он в своей жизни делал, как он поступал, с чем он придет на Суд Божий, какой даст ответ за все свои деяния. И, наверное, эти кризисные времена призваны для христиан действительно обнажить свою душу и постараться изменить самих себя, быть готовым к любым изменениям, в том числе к переходу в вечную жизнь.

А как лучше эти дни провести с пользой для души? Ведь мы привыкли Страстную и Светлую седмицы больше пребывать в храме, в общественном богослужении, а теперь все сидим по домам.

– Именно в это время нашим прихожанам нужно научиться те же общественные богослужения проводить у себя дома. Тем более, что все пасхальные последования есть практически в любом молитвослове – пасхальные каноны и пасхальные стихиры. И я думаю, что если каждый человек возьмет себе за правило утром в течение часа и вечером в течение часа совершать эти богослужебные последования, то это станет самым лучшим времяпрепровождением в течение всей Светлой седмицы. А дальше уже, если Господь будет к нам милостив, то мы сможем все воскресные дни прославлять Воскресшего Спасителя до Отдания Пасхи и, наверное, тогда уже свою личную Пасху принесем и сделаем общественной.

То есть в дни Светлого Христова Воскресения мы еще раз должны вспомнить, что в эти дни Христос победил смерть Своим Воскресением и поэтому не бояться ни болезни, ни смерти?

– Да, конечно. Основа нашего праздника состоит именно в том, что Христос является Победителем смерти, Он вывел души праведников из ада и даровал нам всем великую надежду быть соучастниками Его Воскресения. И поэтому пусть ни болезни, ни те страхования, которые сейчас слышаться с экранов телевидения или из пространства Интернета, не будут помехой нам радостно встретить этот великий праздник Воскресения Христова!

Спасибо за беседу, владыка! Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

Беседовал Евгений Белохвостиков

Публикацию подготовила Наталья Зыкова